Чувство соборности

7 марта начинается Великий пост. Предлагаем вниманию читателей проповедь известного современного миссионера и церковного писателя протоиерея Андрея Ткачёва.

Отношение к посту — один из критериев оценки веры. Правда, человек сам себе не судья. Справедливую оценку мы ни себе, ни ближнему вынести не можем. Глубокий, истинный суд над нами принадлежит только Богу, а нам сказано: не суди. Но отношение к посту — это всё равно критерий. Любишь Церковь как мать или не любишь, имеешь ли собственный опыт пользы от воздержания или нет, раболепствуешь ли мирским обычаям или ценишь свою внутреннюю свободу — всё это проявляется в отношении к посту.

Весна души, очистительный труд, взятый на себя ради достойной встречи Пасхи, — вот что такое пост. Самораспятие, добровольное умерщвление своего гордого и лукавого обычая ради приобщения к Воскресению Христову — это пост. Приближаться к нему с чувством возрастающей внутренней радости — это значит ощущать благоухание пасхального возгласа «Христос воскресе!» и сознательно стремиться в тот мысленный рай, откуда этот святой аромат изливается.

Цивилизация, выросшая из христианства и прирастившая к своему корню приставку «пост» — это цивилизация, разъедаемая индивидуализмом. Отношение ко всему на свете определяется «личным выбором» и «частным мнением». «Мне так хочется» и «я так думаю», — говорят люди по любому поводу. Как ни странно, именно в таких условиях у них остаётся всё меньше способностей выносить личные продуманные суждения. Думают они всё чаще одно и то же, поскольку информацию черпают из одних и тех же телеэфиров. Торжество индивидуализма на деле приводит к торжеству бесцветности и невыразительности. В отношении к религии эта серая бесформенность прячется за общие фразы вроде «не лезьте мне в душу», «вера — это личное дело каждого» и прочее.

Говоря о посте, зачем мы касаемся этих предметов? Затем, что Истина объективно существует, и раз это так, то Ей надо служить. Верующий человек как раз и стремится служить воплотившейся Истине — Христу, а человеку при этом со всех сторон поют, хоть и на разные мелодии, одну и ту же возрожденческую песенку: дескать, Истины нет; религия — дело частное; на вкус и цвет товарищей нет и так далее. За этими песнями кроется единственный мотив — «гуляй, душа!», одна бесовская молитва — «да будет воля моя». В таких условиях верующий человек самой жизнью и фактом исповедания веры вызывается на бой. Забрало опущено, его имя названо, барабаны забили и трибуны замерли… Стоит ли напоминать при этом, что, хотя все мы позваны на бой, далеко не все из нас в душе воины? Где же искать выход и разрешение конфликта? В чувстве соборности!

Надо возгревать и воспитывать в собственной душе чувство принадлежности к Вселенской Церкви. Как бы ни было мало постящихся и молящихся людей в зоне нашего непосредственного наблюдения, тем не менее мы постимся вместе и одновременно с миллионами верующих людей. Символ веры, который я исповедую, не есть мною сочинённое личное кредо. Это вера Апостольской Церкви, вера, в которой спаслись уже миллионы душ и ещё миллионы спасаются. Праздники, которые мы празднуем, охватывают не тех лишь, кто виден нам в храме по соседству, а ещё несметное количество людей, на разных языках в это же время воспевающих Господа. Это же относится и к посту. Ты постишься не ради личной прихоти, а ради Христа. Постишься не тогда, когда захочешь, а когда Церковь благословила. Постишься не один, а вместе с множеством братьев и сестёр, чей невидимый труд укрепляет твою слабую в одиночестве душу. Чувство соборности — это ощущение связи с Церковью, рассеянной по земле, и с «торжествующим собором и Церковью первенцев, написанных на небесах» (Евр. 12:23). А раз так, то всё гораздо легче и радостнее, чем кажется на первый взгляд.

Можно молиться: «Господи Иисусе Христе, молитвами всех кающихся пред Тобою прими и моё покаяние»; «Молитвами всех искренне постящихся и смиряющих пред Тобою сердца свои научи и меня поститься». Так мы вступим в область духовного общения с настоящими братьями и сёстрами по духу молитвы и покаяния, с реальными родственниками большой церковной семьи. Можно и нужно не только молиться о милости для себя по молитвам их, но просить также: «Господи, прими всех обращающих сердца к Тебе. Выслушай людские мольбы и просьбы. Прости грехи всем, кто плачет о своих грехах». В силу того что молитва веры не бывает бесполезной, хоть одну душу и хоть на секунду мы таким образом поддержим. Подобные молитвы есть истинная соборность и настоящая победа над мелким эгоизмом, засевшим в мозги нашего современника, как неотвязная мелодия пошлого шлягера. Это подобие тех молитв, которые приносятся в субботу накануне Прощёного воскресенья. В тот день Церковь совершает память всех преподобных, которые достигли подлинной святости в посте и молитве. Их молитвенной помощью стремится заручиться Церковь, чтобы те, кто оружием поста посрамил диавола, помогли и нам в подобной борьбе.

Итак, никто из нас не является воином-одиночкой. Каждый из нас, напротив, должен занять своё место в общем строю. Дисциплинированное войско, послушное командиру, даже если каждый в отдельности воин далеко не «универсальный солдат», всегда разгромит врага, в рядах которого каждый боец — храбрец и герой, но общая дисциплина и единство отсутствуют. Чувство духовного локтя и ощущение принадлежности к великому войску, возглавляемому воскресшим из мёртвых Иисусом Христом, способно будет превратить нашу личную слабость в соборную силу. И то, что до поста и без поста годами не удавалось изменить в своей бедной душе, поддастся изменению силою благодати, даруемой от Бога постящейся Церкви. Так что вперёд, Христовы воины, навстречу Воскресшему! Вперёд, укрепляя и ободряя друг друга, и спин врагу не показывать! Добавим мысленно на время поста четыре слова в Символ веры: «Верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, вступившую в подвиг поста!».
По материалам газеты «Вятский епархиальный вестник»