Духовные писатели о земной жизни человека

У. Джеймс: «Всегда существует грань между людьми, полагающих смысл своего существования в том, чтобы иметь, и такими, для кого основная ценность заключается в том, чтобы быть. Власть вещей умерщвляет в человеке мужество, накладывает свою печаль на его душу и служит препятствием в его стремлении к небесам. Жизнь, настроенная на «иметь», менее свободна, чем жизнь, в основе которой лежит «делать» или «быть», поэтому в интересах своей деятельности люди, находящиеся во власти высших нравственных чувств, отказываются от приобретений, как от лишней обузы» (Многообразие религиозного опыта. – М., 1993).

Л. А. Тихомиров: «Человек не удовлетворяется здешним счастьем, чувствует, что он хочет чего-то такого, чего здесь нет. Человек чувствует, что он выше этого мира, он не удовлетворяется никакой гармонией с ним, а стремится к какому-то другому миру. Всё это рождается главным образом в области эмоциональной» (Религиозно-философские основы истории. – М., 2000).

В. И. Несмелов: «Процесс развития человеческой жизни есть процесс развития человеческого духа с переводом продуктов этого развития на практику жизни. В процессе развития духа не мир бытия только отражается в сфере сознания, но и мир сознания воплощается в сфере бытия, и поэтому не мир бытия только создаёт человека, но и сам человек создаёт себе объективный мир бытия, то есть в определении человеческой жизни природа [человека] и дух одинаково выступают в положении творческих сил, реальное взаимодействие которых и делает человека или пассивным носителем жизни, или творцом её, или одновременно и тем и другим. Насколько именно сила идей уступает силе чувственных впечатлений, человек отбывает ту или иную повинность жизни в качестве раба [своей] природы; насколько же сила идей возвышается над силой чувственных впечатлений, человек творит свою жизнь в качестве свободной личности.

Человек живёт в мире не своей жизнью, а чужой жизнью внешнего мира, потому что на самом деле не он сам живёт в мире, а внешний мир живёт в нём, он же сам только переживает в себе движение мира.

Рабское состояние человека есть состояние наличное; свободное развитие жизни представляет собой только идеал человеческих стремлений, который лишь постепенно осуществляется человеком в действительном развитии его духа как разумно-творческой силы.» (Наука о человеке. – СПб., 2000.)

К. Г. Юнг: «Человеческое «Я» борется с окружающим миром, нередко воюет на два фронта: впереди борьба за существование, сзади – борьба против собственной мятежной инстинктивной природы.

Жизнь, которая проживается исходя только из одного «Я», как правило действует удручающе не только на самого человека, но и на окружающих его людей.

Жизнь и дух представляют собой две силы или необходимости, между которыми находится человек. Дух наделяет его жизнь смыслом и возможностью величайшего расцвета.

Современный человек является самым большим разочарованием всех надежд человечества.

Человек начинает сознавать свою жизнь во второй его половине после 35 ÷ 40 лет. Появляется чувство неудовлетворённости. Причины её проецируются на партнёра, в результате создаётся критическая атмосфера. Удивительная природа человека добивается перехода из первой половины во вторую, превращения из состояния, где человек является инструментом своей инстинктивной природы, в состояние, когда он уже является самим собой – добивается превращение природы в культуру, инстинкта – в дух.

Неудачи представляют собой необычайно ценный опыт: в них не только открывается путь, приближающий нас к истине; они побуждают нас также к изменению нашей позиции.

Главные решения человеческой жизни в гораздо большей степени подчинены инстинктам и прочим бессознательным факторам, чем сознательной произвольности и благим намерениям разума» (Проблемы души нашего времени. – М., 1993).

Массы переключены с внеземной цели на чисто мирскую веру, в справедливое распределение материальных благ и процветание в будущем. В реальности человек является рабом и жертвой машин, которые помогли ему покорить пространство и время, он запуган и поставлен в опасное положение военной психологией, его духовной и нравственной свободе угрожает хаотическая дезорганизация» (Синхронистичность: сборник. – М., Киев, 1997).

Святитель Игнатий Бренчанинов: «Все земные занятия, наслаждения, почести, преимущества – пустые игрушки, которыми играют и в которые проигрывают блаженство вечности взрослые дети.

Раскаяние в греховной жизни, печаль о грехах произвольных и невольных, борьба с греховными навыками, усилие победить и печаль о насильном побеждении ими, принуждение себя к исполнению всех евангельских заповедей – вот наша доля.» (Избранные творения. Аскетические опыты. – М., 2011.)

Святитель Лука Войно-Ясенецкий: «Чувства и страсти господствуют над нашими мыслями, верой, познанием, мировоззрением, над стремлениями общественными и политическими.

Никакими законами нельзя добиться того, чтобы люди стали добрыми, чтобы не было людей бесчестных, себялюбцев.

Но Господь даёт нам силы в борьбе со злом, прежде всего с тем, которое исходит из нас самих.» (Принесём Тебе любовь нашу: беседы. – М., 2003.)

Иеросхимонах Селафиил (Шадрин), клирик Свято-Успенского кафедрального собора Трифонова монастыря