О духовных свойствах святых человеков

Преп. Ефрем Сирин: «Природа плоти требует себе покоя, святые более стараются о сокрушении: озлобленые радуются, в болезнях – не врачуют себя. Природа наша услаждается славой, они же, хулимые, утешаются, утаивают дела своего милосердия, стараются скрывать своё благочестие. Природа плоти требует пищи: они же изнуряют её постами, истончают подвигами.

Природа имеет склонность к брачной жизни, они же обуздывают её воздержанием, отсекают все поводы к пожеланию. Природа наша гонится за удобствами жизни, а святые, когда им наносят обиду, терпят, когда расхищают их – переносят великодушно. Поэтому можно сказать, что они отрекаются от всякой плотской жизни.

В неутомимой борьбе преодолевают они плотские похоти и своё тело, по воле Господа делают его сосудом святости. Душевные силы они направляют к духовным созерцаниям и становятся обителью Бога, чтобы Он обитал в них.

Святые достигли обетований среди скорбей по плоти. Они хранили истину, порядок, исполняли должное и во имя истины успокоились в пристани от житейской суеты».

Святитель Иоанн Златоуст: «Таков обычай святых: если они (по попущению Божию) сделают что-нибудь плохое, то торжественно это показывают, каждый день стенают и делают открытым для всех, если же – что-нибудь благородное и великое, то скрывают это и предают забвению.

Души святых таковы, что они страждущим сочувствуют, и счастливым не завидуют, но радуются, веселятся, утешаются, видя получающих благодеяния.

Со святостью Бог соединил великолепие, потому что нет ничего великолепнее святого,… потому что во святых почивает Бог как Святой. Потому-то Он ставит их не перед лицом своим, а принимает в собственное святилище и делает Своими сожителями и общниками Своей славы Царства.

Души святых исполнены кротости и человеколюбия как к своим, так и к чужим; они жалеют о бессловесных».

Преп. Иоанн Кассиан Римлянин: «Верх святости и совершенство состоят не в совершении чудес, но в чистоте любви. И это справедливо: чудеса должны прекратиться и уничтожиться, а любовь всегда останется».

Тихон Задонский, епископ: «Истинная святость никакими грешниками не гнушается. Истинно святой ненавидит грех, но не грешников; грехами гнушается, но не гнушается грешниками… грехи ненавидят, но грешникам соболезнуют и сострадают». (Настольная книга священнослужителя. Т. 5…)

У. Джеймс: «Черты святого, общие для всех религий:

— ощущение более широкой жизни, чем полная более мелких интересов себялюбивая жизнь земных существ, и убеждение существования Верховной силы, достигнутое не только усилием разума, но и путём непосредственного чувства;

— чувство интимной связи между Верховной силой и нашей жизнью и добровольное подчинение этой силе;

— безграничный подъём и ощущение свободы, соответствующее исчезновению границ личной жизни;

— перемещение центра эмоциональной жизни по направлению к чувствам, исполненным любви и гармонии, по направлению к «да» и в сторону от «нет», когда дело идёт об интересах других людей.

Состояния святости заставляют духовную жизнь уйти далеко в глубину нашего «Я» и не дают ей запятнаться соприкосновением с наружным миром.

Где бы ни появились святые, все отмечают их духовную силу и величие их нравственного подвига. Тайна, которую они чувствуют за вещами видимого мира, их доброта и воодушевление образуют вокруг них ореол». (Многообразие религиозного опыта. – М., 1993).

Преп. Силуан Афонский: «Святые живут в ином мире и там Духом Святым видят славу Божию и красоту лица Господня. Но в том же Духе Святом они видят нашу жизнь и наши дела. Они знают наши скорби и слышат наши горячие молитвы. Живя на земле, они научились любви Божией и Духа Святого; а кто имеет любовь на земле, тот с ней переходит в вечную жизнь в Царстве Небесном, где любовь возрастает и будет совершенной. И если здесь любовь не может забыть брата, то тем более святые не забывают нас и молятся за нас.

Святым Господь даровал Духа Святого, и они в Духе Святом любят нас. Души святых знают Господа и благость Его к человеку, поэтому дух их горит любовью к народу. Они, живя ещё на земле, не могли без скорби слышать о грешном человеке, и в молитвах проливали слёзы за них.

Дух Святой избрал их молитвы за весь мир и давал им источники слёз. Дух Святой Своим избранникам даёт столь много любви, что души их, как пламенем, объяты желанием, чтобы все люди спаслись и видели славу Господню.

Святые угодники достигли Небесного Царства и там зрят славу Господа нашего Иисуса Христа; но Духом Святым они видят и страдание людей на земле. Господь дал им столь великую благодать, что они любовью обнимают весь мир. Они видят и знают, как изнемогаем мы от скорбей, как иссохли души наши, как уныние сковало их, и не переставая ходатайствуют за нас перед Богом.

В Царстве Небесном, где Господь и Его Пречистая Матерь, живут все святые. Там святые праотцы и патриархи, которые мужественно пронесли свою веру, там пророки, которые приняли Духа Святого и своим словом призывали народ к Богу. Там апостолы, которые умирали за проповедь Евангелия. Там мученики, которые за любовь Христову с радостью отдали свою жизнь. Там святители, которые подражали Господу и несли тяготы своих духовных овец. Преподобные постники и юродивые Христа ради, которые подвигом победили мир. Там все праведники, которые соблюдали заповеди Божии и побеждали страсти. Они ходили ногами по земле и руками работали, но дух их всегда пребывал в Боге, и умом они не хотели оторваться от памяти Божией. Ради любви Христовой они претерпели все скорби на земле и не боялись никаких страданий, и тем прославили Господа. За то Господь возлюбил и прославил их и даровал им Вечное Царство с Собою». (Настольная книга священнослужителя. Т. 7).

Вениамин, Федченков (митрополит): «Боже, как велики сами по себе и как чрезвычайно важны для других эти святые люди. Выше их нет никого. Когда приходилось стоять перед святым, тогда ясно чувствовалось величие их… Это необыкновенные люди! А иногда и страшно становилось при них, как это мне пришлось ярко пережить при службе с отцом Иоанном Кронштадтским.

И тогда понятно становится, почему мы прославляем святых, пишем их иконы, кланяемся им в землю, целуем их. Они воистину достойны этого! Понятно становится и то, что мы в храмах кадим не только иконы Спасителя, Богородицы и святых, но и вообще всех христиан, в которых почитаем Самого Бога, проявляющегося в Своих образах». (Оптина // Божии пристани: рассказы паломников. – М., 2013).

Подвижник, совершенствуя себя в духовной жизни, тем самым привлекает на землю благодать Божию, а потому вносит огромный вклад в общую энергию добра, противостоящую энергии зла. Эта энергия добра также необходима для духовности человека, как кислород для его тела. Без неё люди давно бы превратились в зверей, не было бы ни духовности, ни культуры, ни науки. Благодать Божия не видна, не осязаема, но без неё человечество не может никак обойтись, а её привлекают исключительно святые люди. Свят тот, кто не спит неделями, удручённый мыслями о страданиях других людей, и даже ценой собственной жизни желают помочь каждому Божьему созданию: и друзьям, и врагам, и родным, и чужим, и добрым, и злым, и белым, и чёрным, не выбирая их ни по какому признаку. Но при этом такого сочувствия и силы любви можно достичь только исключительными подвигами, с их помощью уничтожая себялюбие и укрощая естественные потребности тела. Они приобретают дерзновение перед Господом и просят Его милости к нам, ещё находящимся в плену греха и зла, чтобы и мы имели возможность совершенствоваться в любви и не лишились участья в вечном блаженстве (Русский афонский отечник XIX – XX. – Святая Гора Афон, 2012).

Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси: «Святость – это осуществление Божиего закона в своей жизни. Это выражение огромной внутренней духовной силы, которая помогает достигнуть успеха в земной жизни, потому что перед святым человеком открываются не только сердца людей, но и многие двери, закрытые для людей злых». (Патриарший календарь. – М., Изд. МП РПЦ, 2017).

Иеросхимонах Селафиил (Шадрин), клирик Свято-Успенского кафедрального собора Трифонова монастыря