О лестнице добродетелей, ведущей на Небо

Слово клирика Свято-Успенского собора Трифонова монастыря иеросхимонаха Селафиила (Шадрина) к прихожанам.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В праздничном тропаре Божией Матери перед Казанской Её иконой есть такие важные для нашего спасения слова: «Всех нас заступи…, молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем…, со слезами…» Так молятся те, с кем случилась большая беда, истинная или мнимая. Такое состояние души человека во время молитвы Заступнице вполне естественно, и другим быть не может; в этом состоянии молящегося заслуги никакой нет. Любой грешник, сознающий свою греховность, будет молиться именно так. В основном такая молитва свойственна жёнам и матерям, молящимся о своих детях и мужьях. Здесь будут и умиление, и смирение, и слёзы.

Но вот праздничный кондак Божией Матери перед той же Её иконой: «…ускорим на молитву и потщимся на покаяние, ибо источает нам неоскудные милости…, избавляет от великих бед и зол благонравныя и богобоящиися рабы Своя». Это нам напоминает о том, для кого из молящихся Ей Матерь Божия будет Заступницей перед Сыном Своим, от воли Которого зависит вся наша земная жизнь.

Мы вспоминаем, что давно не были на исповедании и отпущении грехов, но, несмотря на это надеемся на неистощимую милость к нам Царицы Небесной, сознавая или не сознавая свои грехи перед Сыном Её, и необходимость быть благонравными и богобоящимися молитвенниками Её.

Вот тут-то и лежит камень преткновения. У большинства даже тех, кто бывает по праздничным дням на богослужении, участвует в Таинствах Покаяния и Причащения Святых Даров, нет страха Божия, благонравия, исполнения заповедей Божиих: неосуждения, милосердия к ближнему, любви к Богу всем сердцем, всею душою, всею мыслию, любви к ближнему, как к самому себе, почитания отца и матери, истинной веры, а от этого нет радости и мира в душе, безропотного терпения скорбей, бед и болезней, смирения, истинной молитвы.

Главная наша беда состоит в том, что мы не доверяем Богу. От этого рождается своеволие. Мы ничего не даём делать Богу, полностью полагаясь на свои способности и силы. Тогда Бог отдыхает. Вторая беда – себялюбие, превозношение, самолюбие, сластолюбие, которое рождает невоздержание, и наконец – нерадение к молитве.

Многие, не получая от Бога того, что они просили у Него, начинают роптать, унывать, некоторые даже ругают Бога за неисполнение их просьб, как будто Бог является их должником. То есть нет веры во всеблагой Промысл Творца о всяком человеке. Нет понимания того, что всё то, чего надо просить у Бога, уже написано для верующих в утренних молитвах и молитвах на сон грядущим. Но нам молиться некогда. Утром – потому что надо бежать на работу, вечером – потому что нет на молитву времени, а времени нет потому что мы его потратили на смотрение телевизора или хождения в интернет, в эту всемирную информационную сеть, в которую диавол, великий лжец и соблазнитель, улавливает даже воцерковлённых православных христиан. Немножко послужим Богу, немножко – противнику Его, сатане. Некогда не только молиться Богу, нет времени для чтения Слова Божия, творений святых отцов и современных проповедников благонравия ради преображения души. Так она бедная и мается изо дня в день.

Раз нет доверия к Богу, угождаем своей падшей природе. Дух и совесть молчат, задвинутые в дальний угол души. Правда, когда совесть начинает укорять, а дух – страдать, идём на покаяние, расскажем священнику о своих грехах, даже забыв попросить прощения у Господа, пока не напомнит священник, и так ходим по кругу, не давая себе труда на исправление своего духовного состояния, на восстановление в себе подобия Божия – святости, которая обретается подвигом смирения перед Богом и ближними и милосердия к каждому человеку, и в первую очередь – к детям и супругам, и своим и их родителям.

Только искреннее покаяние, осуждение самого себя, понимание того, что мы сами повинные в тех грехах, которые мы совершили, а не те, кто нас обругал, поучал, обидел, оболгал, обманул, изменил, дерзил, побил. По тому, как мы ко всему этому относимся, можно судить нам самим и другим о нас, каковы мы на самом деле. Нас расхолаживает в нашем духовном делании то, что мы считаем себя не хуже других; это великое заблуждение. Среди нас есть люди высокой духовной жизни, но мы этого не замечаем, потому что сами мы не таковы. Мы не можем знать душу другого человека, даже своего ребёнка, мы даже не стараемся знать, что для него важно, какие у него трудности.

Чтобы исправляться, надо содержать в сознании – чего хочет от нас Господь, какова цель земной жизни христианина.

Чтобы был в нас страх Божий, то есть боязнь совершить грех, нужно помнить о смерти и суде, о воскресении и вечной жизни, которая для одних будет вечной радостью богообщения, а для других – вечными муками.

Господь дал нам всё, а что дали Ему мы? Он ничего не требует от нас, Он хочет, чтобы мы любили друг друга. Но не бывает любви без жертвы другому своим временем, покоем, здоровьем, вниманием, имуществом, самой жизнью. Поэтому Христос говорит нам: «Блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20:35). А Богу мы можем принести в жертву свой сокрушенный дух (Пс. 50:19), то есть смирение перед Его святой волей.

Если будем не только иметь желание исполнять эти заповеди (милосердия и смирения), но всеми силами души и духа стремиться их исполнять делами, Господь будет помогать нам восходить по лестнице, ведущей на Небо.

Аминь.